872- 951г.

Абу Наср Мухаммед ибн Мухаммад ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби (сокращенное имя Аль-Фараби)

 

Один из крупнейших представителей средневековой восточной философии. философ, математик, теоретик музыки, учёный Востока

Вводная статьтя к Историко-философским трактатам Аль-Фараби (восточный философ). В данный сборник включена его работа "Диалектика" (эта работа размещена на сайте отдельно).

Логико-гносеологические проблемы занимают первостепенное место во всем творчестве аль-Фараби; в этом аспекте в его наследии особо выделяется ранее не публиковавшийся трактат «Диалектика», в котором уделено значительное внимание также историко-философским вопросам.

Прежде всего, что означает понятие «диалектика» в сочинениях аль-Фараби? Его понимание диалектики в основном совпадает с аристотелевскими, но в отдельных моментах отличается от него и от современного понимания диалектики. «В философии Аристотеля диалектика фигурирует уже не просто как искусство беседы, дискуссии (кстати, такое искусство он не отрицает), а как метод научных и в первую очередь философских исследований, имеющий целью познание основных и общих определений бытия и мышления. Диалектика, по Аристотелю, имеет дело с общими моментами реального» 54. Хотя в наследии Стагирита «превалирует методологическое понимание роли диалектики», он, конечно, не придавал этому искусству всеобщего значения,, однако впервые рассматривал диалектику как метод научного и философского исследования и тем самым «внес в историю диалектики известный сознательный элемент» 55.

Аристотелевская диалектика, считает А. Ф. Лосев, «по-видимому, все же не ограничивается только ситуацией научного спора. Она включает элементы эвристики, психологии, научной методологии, философии, логики и т. д. Аристотелевская диалектика — это драма живой человеческой мысли, стремящейся к объективной; истине не путем однозначных логических

54        Джохадзе Д. В. Диалектика Аристотеля.

М., 1971, с. 11—12.                                                    '

55        Там же, с. 5, 14—17.

операций, а всеми путями, доступными человеческому познанию» 56.

Аристотель развил диалектику как способ достижения предположительного знания и преодоления софистики. В его социально-этических, естественнонаучных трактатах различные проблемы, касающиеся общества и природы, во многом решаются диалектически. Здесь речь идет о так называемой стихийной диалектике. Насыщены диалектическими положениями аристотелевское учение о категориях и особенно его логика. Значение диалектики Аристотеля не ограничивается ее методологической ролью в достижении вероятностного знания и в нахождении способов опровержения вводящих в заблуждение софизмов. В дальнейшем она способствовала становлению диалектики как метода философского и научного исследования вообще57.

Будучи способом исследования, диалектика, по Аристотелю, прокладывает путь к началам всех наук, она является способом, применимым не к какому-либо

56    Лосев А. Ф. История античной эстетики: Аристотель и поздняя классика. М., 1975, т. 4, с. 257.

67 Подробнее см.: Джохадзе Д. В. Диалектика Аристотеля.

отдельному случаю, а имеет отношение ко всем предметам и областям знаний. Это искусство, т. е. диалектика, считает Аристотель, «полезно для трех целей: для упражнения, для устных бесед, для философских знаний... Диалектика же есть искусство ставить наводящие вопросы... Но диалектика есть и искусство испытывания»58. Разумеется, Аристотель не придавал своей диалектике характера универсального диалектического метода, но он впервые сознательно рассматривает диалектику как способ любого научного исследования.

Известно, что трактаты Аристотеля — «Риторика», «Об опровержении софистических аргументов», в особенности «Топика», — были незаслуженно забыты в истории философии, особенно с точки зрения анализа и теоретического осмысления их диалектической направленности и ценности59. Роль этих сочинений представлялась многим буржуазным ученым как в прошлом, так и сейчас, весьма ограниченной, незрелой, даже вредной, регрессом, тогда как аль-Фараби еще в X веке высоко оценивает их науч-

68 Аристотель. Соч., т. 2. М., 1978, с. 350—351, 556.

59 См.: Джохадзе Д. В. Основные этапы развития античной философии. М., 1977, с. 141.

ное значение в историко-философском процессе и в становлении диалектического метода исследования.

Рассуждения аль-Фараби о «диалектике» питаются древнегреческими идеями, забытыми или полузабытыми в эпоху средневековья. Но основным источником его диалектики было учение Стагирита. Аль-Фараби вслед за Аристотелем рассматривал диалектику как способ философского, логического и вообще научного исследования. Поэтому он уделяет большое внимание изучению, раскрытию и развитию диалектических идей аристотелевской «Топики», которая, по мнению аль-Фараби, включает материалы, «с помощью которых проверяются диалектические рассуждения и качество диалектического вопроса и ответа, в общем все законы, распространяющиеся на диалектическое искусство; законы, благодаря которым их действие становится совершенным, превосходным и эффективным» 60.

Изучив, обобщив диалектические идеи своих предшественников, разработав целый ряд научных проблем, Аристотель оказал большое влияние на дальнейшее развитие диалектики. К. Маркс указывал,

что новейшая философия только продолжала ту работу, которая была уже начата Гераклитом и Аристотелем61. Считая Аристотеля «исполином мысли», Ф. Энгельс особо выделил историческое значение его диалектики. Он писал: «Древнегреческие философы были все прирожденными, стихийными диалектиками, и Аристотель, самая универсальная голова среди них, уже исследовал существеннейшие формы диалектического мышления»62. Следовательно, основоположники научного коммунизма подчеркивали диалектическую направленность аристотелевской философии. Огромное внимание уделял диалектике Аристотеля и В. И. Ленин. Он отмечал, что «у Аристотеля везде объективная логика смешивается с субъективной и так притом, что везде видна объективная» 63.

Как известно, диалектику как метод вероятностного знания Аристотель раскрывает в своей «Топике», в то время как аподейктика исследована им в «Метафизике», «Аналитиках» и др. Безусловно, как уже было отмечено, понимание Аристотелем диалектики не тождественно современному. Но в истории формирова

61         См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 111.

62        См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 19.

63        Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 326.

ния диалектики как метода исследования логики не только историко-философского, но и вообще научного знания важна принципиально новая постановка вопроса Стагиритом. Важно и то, что он подошел к диалектике как к методу, с помощью которого можно сделать истинное заключение из вероятных посылок. Аристотель обосновывает тезис о том, что диалектические положения могут быть перенесены и на другие науки, что они должны соответствовать принципам наук. Диалектика не касается какой-либо одной науки, как, например, методы физики не могут быть применены к области политики, этики, а являются общей для различных областей знания.

Аль-Фараби понимает диалектику как искусство, посредством которого человек приобретает способность вырабатывать силлогизм из общепринятых посылок для опровержения любого состояния общего тезиса, полученного спрашивающим от отвечающего в виде вопроса, и причем таким образом, что в ответе на вопрос не будет содержаться ничего противоречивого.

Такой метод силлогизма, как диалектика, согласно аль-Фараби, не только подразумевает способ вопроса и ответа, но является стратегией и тактикой на-

учных дискуссий, спора, в результате чего обеспечивается победа над противником при прениях. Диалектику мыслитель относит к искусствам, к ремеслам. По-арабски этот термин означает «Ал- джадал», имеющий следующее лексическое значение: спор, диспут. В сочинениях аль-Фараби этот вид логического искусства иногда называется методом, способом, рассуждением. Человека называют «диалектиком, — писал он, — из-за его занятия, способа рассуждения и умения применять свое искусство...» 64.

В учении аль-Фараби нашли широкое отражение и развитие различные способы и методы рассуждений, в том числе диалектические. Все виды силлогизмов и силлогистического искусства, методы рассуждений, согласно аль-Фараби, применяются для подтверждения чего-либо во всех делах. Каждое из пяти рассуждений —аподиктическое, т. е. доказательное, диалектическое, софистическое, риторическое и поэтическое — имеет как характерные только для него вещи, так и вещи, общие для всех. Все пять способов рассуждений, утверждает мыслитель, являются разновидностями силлогистического искусства, но подлинная наука опирается на один из них, т. е. на аподикти-

ческий метод. Он квалифицирует доказательное рассуждение как абсолютно истинное, диалектическое — как в основном истинное, софистическое — как в основном ложное, риторическое — как в равной мере истинное и ложное, а поэтическое — как основанное только на воображении.

Аль-Фараби полагает, что в философских и логических рассуждениях первой цели, т. е. абсолютной истины, добиваются аподиктическим способом, а остальные методы обслуживают его. Три способа: 1) простые виды силлогизма, 2) простые виды высказываний, 3) силлогистические рассуждения, образующиеся уже из посылок суждений, — [подготавливают], предшествуют аподиктическому методу; четыре остальных — диалектический, софистический, риторический и поэтический следуют за ним и существуют ради двух целей: во-первых, каждый из них используется в качестве какой-либо помощи и поддержки; они как бы являются орудиями для аодиктического метода; во-вторых, для подкрепления его. Подкрепления абсолютной достоверности аподиктического метода, утверждает аль-Фараби, можно добиться только путем сознательного использования диалектического способа, но при этом необходимо

знать особенности законов, приемов других искусств, чтобы не отклониться от истинного положения 65.

Хотя в учении мыслителя Востока диалектическое рассуждение — как в основном истинное —стоит на втором месте, абсолютно истинным является аподиктическое, но последнее не может добиться своей цели без диалектического способа. Поэтому он обращает особое внимание на раскрытие содержания, сущности диалектического «метода», которому посвящает специальную книгу «Диалектика». Искусство диалектики,—пишет аль-Фараби в этом труде, — есть искусство, посредством которого человек приобретает способность вырабатывать силлогизм из общепринятых посылок для опровержения любого состояния общего тезиса, получаемого посредством вопроса отвечающего, который стремится защитить в нем {общем тезисе] это состояние, представляющее собой одну из [двух] сторон противоречия, [то есть] отвечающий стремится защитить любое состояние общего тезиса, которое он выдает спрашивающему, а спрашивающий стремится опровергнуть это состояние обшего

тезиса, [представляющее собой одну из двух сторон противоречия].

Аль-Фараби поясняет, что при использовании диалектического метода силлогизма противоречие будет заключаться не в самом ответе, а между ним и высказыванием ему противоположного мнения. Коренное отличие диалектики от аподейк- тики, подчеркивает аль-Фараби, заключается в том, что это искусство может доказывать какое-либо положение и опровергать это же положение. В диалектическом споре происходит столкновение противоположных силлогистических заключений об одной и той же вещи в одно и то же время. Вследствие этого возникает противоречие и порождается сомнение, тогда как подобное не имеет места в апо- дейктике.

Диалектические рассуждения, говорит аль-Фараби, применимы в двух случаях: 1) если спрашивающий желает в известных, общепризнанных всеми вещах победить отвечающего в вопросе, который обеспечивает отвечающему сохранение своих позиций либо победу в чем-либо путем неизвестных рассуждений, а отвечающий желает защитить свою позицию или победить путем неизвестных рассуждений, то их действие не будет действием диалектического метода; 2) если человек желает

внести веское предложение в то мнение, которое он стремится подтвердить либо в себе, либо в другом, предполагая, что оно достоверно, в то время как оно не является таковым66.

В философии и логике, утверждает аль- Фараби, второй цели, т. е. относительной истины, добиваются диалектическим искусством. Ученый предлагает: «если человек пожелает быть превосходным диалектиком», то он должен обладать достаточными знаниями всех других четырех искусств и уметь «проверить на себе и на других эти рассуждения, чтобы знать, идет ли он в них диалектическим путем или нет», а если он хочет быть превосходным оратором или поэтом, должен хорошо владеть диалектическим способом. Аль-Фараби, так же как и Аристотель, говоря о близости диалектики к софистике, настойчиво предлагал различать их, распознавать и предотвращать действие софистики — как заранее обдуманного ложного вывода. Если человек не желает быть обманутым, писал ученый, то он должен уметь «проверить каждое суждение и каждое мнение» путем диалектического рассуждения67. Имея в виду то,

66       Аль-Фараби. Философские трактаты, с. 132.

67       Там же, с. 142—144.

что софистика и диалектика есть способы ведения прений, диалога, аль-Фараби строго различал их и беспощадно разоблачал софистику как стремление, предназначенное «для того, чтобы отклонить разум от правильного пути во всем» и заранее обдуманно представить ложь в облике истины, для введения человека в заблуждение, в то время как диалектика есть способ поиска и достижения истины.

В трактате «Софистика» аль-Фараби рассматривал в основном то же, что в «Риторике», «Диалектике» и в произведениях о поэтике, т. е. изучал и обосновывал диалектические способы рассуждений. Однако в «Софистике» они рассматривались им применительно к процессу опровержения софистических умозаключений, или софизмов. «Риторика имеет общим с диалектикой и софистикой то, — писал он,—что она также располагает методом тщательного исследования, посредством которого обнаруживаются ложные мнения»68. Человеку кажется, говорит ученый, что он быстрее устанавливает истину посредством риторических методов, а не диалектических, так как риторическими методами он пользуется, как правило, с детства, применяя их первыми к первым вещам, а диалектические мето-

ды применяются им позднее. А аподиктические методы являются более скрытыми в отношении человека, чем диалектические, он с большим трудом обнаруживает их по своему желанию. Так было, по мнению мыслителя, и в истории философии. В связи с этим он показывает заблуждение ученых прошлого, которые опирались на малосодержательные риторические рассуждения.

Согласно аль-Фараби, истинность мнения устанавливается при его тщательном изучении и обосновании посредством диалектического метода. В трактатах «Диалектика», «Софистика», «Риторика» и др. аль-Фараби правильно отмечает эволюцию термина «диалектика», наполнение его различным содержанием и наконец превращение его Аристотелем в метод поиска и познания истины. Древнегреческие философы Гераклит и Зенон из Элеи (ок. 490—430 гг. до н. э.), считает ученый Востока, хотя и не применяли термина «диалектика», положили начало зарождению такого рода искусства, каковым является диалектика Аристотеля. Далее аль-Фараби отмечает, что элеаты, затем софисты использовали диалектику в свою угоду для доказательства мнимой истины, ложного и неправдоподобного. Первым против софистов выступил Платон,

который не только развил сократовское понимание диалектики, но и окончательно ввел этот термин в науку. «Так, — пишет аль-Фараби, — философы в древнюю эпоху применяли длительное время риторические методы при исследовании умозрительных вещей, так как они не обнаруживали других методов. И так было до того времени, когда они наконец не обнаружили диалектические методы и отказались от риторических в философии, и стали применять в ней диалектические. Многие из них применяли также [в философии] софистические методы и практиковали их вплоть до времени появления Платона» 69.

Известно, что Платон под термином «диалектика» понимал метод ведения дискуссии, способ обнаружения противоположных понятий в мышлении собеседника путем сведения, разделения и доказательства «объективно существующих идей» как первообразов вещей, т. е. задачей этого искусства, полагал он, является только область мира идей. Он развивал дальше диалектику Сократа в объективно-идеалистическом духе. Но Платон «создал нечто новое и уникальное —

б» Аль-Фараби. Логические трактаты, с. 465— 466.

первую форму идеалистической диалектики» 70.

Отмечая заслуги Платона в истории становления научного способа мышления, аль-Фараби пишет, что он не смог выработать правильного метода поиска истины. И так было до тех пор, пока Аристотель не установил общие правила для различных методов. Аль-Фараби отмечает отрицательный и противоречивый характер «диалектики понятий» Платона и подчеркивает, что Аристотель решительно выступил не только против платоновского «мира идей», но и против его понимания «диалектики» и на'чал вкладывать в этот термин новый смысл и описал другие виды суждений. «Он является первым,— пишет аль-Фараби, — кто ясно выявил эти методы и установил для них общие правила (расположив их в искусном порядке), которые обосновал в логике. С той поры философы оставили старые методы, которые применялись (древними мыслителями) в умозрительных науках для достижения достоверного знания и

70 Подробную оценку «диалектики» Платона можно найти в книгах: История античной диалектики. М., 1972, с. 178—201; Асмус В. Ф. Античная философия. М., 1976, с. 210—223; Платон и его эпоха. М., 1979; Богомолов А. С. Диалектический логос: Становление античной диалектики. М., 1982, с. 235—250.

6—120

стали применять диалектические методы...» 71.

В истории науки были и есть случаи недооценки философии аль-Фараби, в частности, упорно протаскивается мысль исследователей Запада, идущая от Гегеля, о том, что якобы аль-Фараби занимался только комментированием или переложением аристотелевских сочинений. Между тем учение мыслителя Востока не является простым воспроизведением ари- стотелизма, оно существенно отличается от последнего. Так, в трактате «Диалектика» он не только анализирует основное содержание «Топики» и других произведений Аристотеля, но и обобщает развитие рациональных идей во всей предшествующей ему истории философии. При этом он уделяет внимание и послеаристотелевскому периоду развития научного мышления, в частности учению стоиков, которые находили, замечает аль-Фараби, что диалектика есть философия и что между искусством диалектики и искусством философии нет различия.

Прогрессивные идеи аль-Фараби являются обобщением предшествующей истории становления научного способа мышления вообще, результатом развития им

аристотелевского учения в частности. В своих оригинальных трактатах и в особенности в «Диалектике» он отдал дань древнегреческому пониманию диалектики как способу достижения истины с помощью дискуссии, диалога. Имея в виду этот античный смысл понятия «диалектика», аль-Фараби писал, что это «искусство применяется в спорах, диспутах, беседах, проводимых посредством использования общепринятых высказываний». Аль- Фараби положительно характеризует заслуги Демокрита, Левкиппа, Эпикура* Лукреция в становлении элементов научного метода мышления. Он отмечает hi подчеркивает как положительное отличие- рациональность метода древних софистов по сравнению с последующими, не раз обращает внимание на роль Протагора в становлении научного мышления.

Аль-Фараби определяет роль пифагорейцев в истории античной науки, считает заслуживающим внимания их учение о числах, но и подчеркивает ограниченность, их метода. Высоко оценивая учение эле- атов в развитии понятийного мышления,, высказывает свое критическое мнение о метафизической ошибочности тезисов Парменида (конец VI—V в. до н. э.) «сущее — едино» и Зенона из Элеи «нег ни одной вещи в существующих вещах*,

которая движется». На этот класс рассуждений, считает аль-Фараби, у человека отсутствует силлогизм, так как они противоречат общепринятому воззрению. Эти рассуждения Парменида и Зенона не являются искомыми положениями, пригодными для того, чтобы сделаться научными посылками для достижения истины.

Как видим, рассуждения аль-Фараби о «диалектике» питаются древнегреческими идеями, забытыми или полузабытыми в эпоху средневековья. Но основным теоретическим источником его философии и логики было учение Аристотеля.

Ограничивая сферу распространения диалектики областью правдоподобного и вероятностного знания, Аристотель отличал ее от достоверного знания. Аль-Фараби также разграничивал эти два метода знания: аподейктику и диалектику. Наряду с этим он выдвинул и новые положения — рассматривал диалектику не только как представление о вероятностном знании, а также и как метод познания, и доказательства правильного мышления. Если Аристотель считал, что основной целью диалектики является опровержение высказываний, то аль-Фараби подчеркивает, что не менее важной целью диалектики является доказательство.

На многочисленных примерах аль-Фараби показывает, что целью диалектического силлогизма является изучение мыслительной деятельности человека, выявление противоречий в суждениях и их преодоление, и подчеркивает, что это есть единственный путь, ведущий к истине. Размышления ученого, касающиеся рода, вида, определения, противоположности, случайного, нахождения различия и сходства и т. д. представляют собой правила или наставления относительно условия или порядка ведения диалектических споров, диалогов и научных изысканий. При этом он особо выделяет значение индукции, дедукции, аналогии, силлогизма для доказательства диалектических суждений, разбирает приемы выбора посылок для построения умозаключений.

Несомненная заслуга аль-Фараби — выявление, определение и классификация видов диалектических посылок (суждений) . Диалектические посылки — это общепринятые суждения, которые воспринимаются только как воззрения, применяются без проверки и являются первоначалами искусства диалектики. Число видов диалектических посылок он доводит до десяти, самыми доказательными из них считает суждения, содержащие принятые всеми или абсолютным боль

шинством воззрения. Ценность диалектических посылок возрастает в зависимости от количества людей, воспринимающих их. Более всего мы будем верить воззрениям, указывает аль-Фараби в трактате «Диалектика», в том смысле, что они являются [правильными] воззрениями, если они будут воззрениями всех людей, и они становятся общепринятыми воззрениями. Это значит, что воззрения философов, мудрецов и ученых, заслуживающих доверия, стали диалектическими посылками только из-за того, что они приняты всеми или большинством людей. Диалектические суждения вырабатываются у человека только при наличии здравой природы в чувствах и логической речи. Аль-Фараби утверждает, что общепринятые диалектические посылки являются этическими и имеют своим содержанием поступки, общие для всех народов, в них не сомневаются и они не подвергаются опровержению.

Аль-Фараби выделяет и подробно характеризует следующие типы посылок, которые используются во всех логических рассуждениях и науках в качестве начал: 1) содержащие общепринятые, т. е. диалектические, знания; 2) содержащие приемлемое знание; 3) содержащие чувственное знание; 4) содержащие достовер

ное, т. е. аподиктическое, знание. Если в диалектических посылках истинное получено через акцидентальное, говорит аль- Фараби, то в посылках, содержащих достоверное знание и являющихся первоначалами теоретических наук, истинное получено через сущностное. В отличие от диалектических аподиктические посылки подлежат проверке в отношении их соответствия действительности и применяются только при наличии в них достоверного знания.

По мнению аль-Фараби, объектом познания являются вещи, которые делятся на три рода: теоретический, практический и логический. Каждому из них соответствуют особые диалектические посылки, которые используются в качестве орудия познания теоретических наук, практических дел и для избежания ошибок при умозаключении, ими испытываются правда и ложь в соображениях, и высказываниях. Люди, обладающие противоположными взглядами по отношению к общепринятым, если они желают добиться истины, должны переходить от отрицательных утверждений к диалектическим посылкам. Чтобы быть способным к диалектическому диалогу, считает аль-Фараби, обе стороны должны обладать необходимым знанием, иметь равные способ

ности и равное знание искусства диалектики. При этом проявляется предельная напряженность усилий, постоянное стремление отыскивать все новые и новые аргументы, поэтому независимо от поражения или победы стороны извлекают из диалектической беседы равную пользу. Споры, диалоги, изыскания могут быть диалектически- и софистически-эристиче- скими. В первом случае победа достигается посредством общепринятых (научных) посылок; во втором — путем поверхностных, весьма запутанных, сомнительных, ложных посылок.

Аль-Фараби в трактате «Диалектика» допускает отождествление понятий «диалектические методы» и «научные методы», «которые используются недифференцированно или дополняют друг друга при поисках истины». Он отмечает, что древними философами использовался смешанный метод до той поры, пока три метода не дифференцировались и не разделились на: 1) научный, 2) диалектический, 3) софистический. Они различаются по своим конечным целям и началам. Так, философия, т. е. научный метод, имеет конечной целью достижение предельной (приближающейся к абсолютному счастью) истины, а диалектика тренирует человека и подготавливает его ум к

восприятию философии, она является орудием и слугой научного искусства. Софистика имеет конечной целью внушить человеку кажущиеся знания, ложную мудрость и мнимое стремление к конечному счастью.

Эти три метода, согласно аль-Фараби, различаются и по своим началам. Так, начала философии — истинные общие первые посылки, основанные на достоверном знании; а начала диалектики — общепринятые посылки; а начала софистики — ложные или мнимо истинные общие посылки о вещах. Только обладая диалектическим искусством, утверждает мыслитель, можно разобраться и опровергнуть софистические рассуждения. Можно достигнуть истины лишь посредством диалектической способности (силы). Диалектика приносит пользу для философии, так как она охраняет и защищает ее от софистов.

В целом аль-Фараби рассматривал диалектику как «тренировочное искусство» для достижения победы в беседе и для подготовки человека к занятиям теоретической наукой, основанной на достоверном знании. Однако в философском наследии Абу Насра, как и в аристотелевском учении, имеется и диалектическая тенденция, отражающая объективную ди

алектику мышления72. Однако эта тенденция не привела, тогда это было и невозможно, к последовательной научной концепции. Он особо исследует правила и формы правильного мышления, суждений, выведения из одних суждений других, доказательств, образования понятий, развивает аристотелевскую систематизацию форм человеческого мышления и т. п., специально анализирует диалектичность и ненаучность различных понятий, суждений.

Высказывание «мир вечен или нет», утверждает он в трактате «Диалектика», «действительно является достаточно диалектическим, так как оно взято в отношении словесных выражений так, что к нему совершенно невозможно отыскать силлогизм, основанный на достоверном знании, а не потому, что мир вечен или невечен». Аль-Фараби положительно решает проблему вечности мира, хотя и несколько своеобразно. Сначала необходимо выяснить, говорит он, все значения понятия «мир», скомпоновать их в две группы — «вечность» и «возникновение» и затем последовательно рассмотреть каждое значение в таком аспекте: является мир вечным или нет и в каких случаях

72 О логическом учении аль-Фараби, с. 180— 190.

о нем можно сказать, что он не вечен. Аль-Фараби указывает, что есть метод к нахождению доказательства тезиса «мир вечен» — это диалектика.

Рациональные идеи в логике аль-Фараби видны в особенности в его теории суждения как взаимосвязи общего и единичного, содержания и формы, тождества и различия. Исследуя внутреннюю структуру суждения, он отмечает их субъектно-предикативное отношение: «Логики

подлежащее называют субъектом, а сказуемое — предикатом» 73. Эти составные части суждения у него выступают как единство противоположностей. Субъектно-предикативные отношения осуществляются глаголом «есть», который Аристотель не рассматривал как элемент суждения, но который обязательно подразумевается в контексте. На это обратил внимание аль-Фараби. «Древние считали, — пишет он, — что в высказывании «Зейд — человек» «человек не является сказуемым, если прямо или косвенно здесь не подразумевается слово «есть» или то, что его заменяет. [Слово] «человек» становится, по их мнению, сказуемым только тогда, когда оно соединяется со словом «есть». Говорят: «есть чело

век», «был человеком» или «является человеком» 74.

Пытаясь через раскрытие грамматических форм установить соответствующие логические формы, аль-Фараби специально анализирует глаголы существования «был», «есть», «стал», «становится» и др., разбирает грамматические категории «частица», «имя», «подлежащее», «сказуемое» и др. с точки зрения логики. Обычно арабы, отмечает ученый, в настоящем времени не используют глагол существования явно, а лишь подразумевают его, когда мы говорим: «Зейд — человек», поскольку под этими двумя словами они подразумевают высказывание: «есть человек». Здесь аль-Фараби вскрывает диалектический характер логической связц сказуемого с подлежащим, которая указывает на то, что подлежащее есть не только подлежащее, но и сказуемое, и наоборот. Вышеперечисленные глаголы, указывает он, «могут использоваться для обозначения связи сказуемого с подлежащим, и каждый из них может использоваться как сказуемое само по себе»75. Суждение «Зейд есть человек» означает, что «частное» есть «об-

74        Аль-Фараби. Логические трактаты, с. 116.

75        Там же, с. 114.

щее», т. е. суждение составляет единство противоположностей.

В трактате «Диалектика» аль-Фараби подчеркивает, что искомые диалектические положения бывают общие и особенные. Общие — такие, в которых устанавливается, что предикат существует в субъекте или не существует без показа того, в каком отношении он существует. Особенные — такие, в которых устанавливается, что предикат существует в субъекте в каком-либо отношении, которое получается из отношений существования. Особенные — это предикат, постоянно присущий вещи, но не указывающий на то, что есть эта вещь.

Заслуживающими особого внимания в выявлении диалектического характера рассуждений аль-Фараби являются его мысли о различных видах логических суждений: соединительных и противоречивых, утвердительных и отрицательных и т. д. Суждение может быть правильным, пишет он, если в качестве истинного высказывается соответствующее ему утвердительное суждение. Что касается противоречащих и противоположных суждений, то и те и другие являются противолежащими, поскольку ни те ни другие не совместимы в высказывании чего-то как истинного относительно како-

го-нибудь из их подлежащих. Из истинности утвердительного суждения, считает аль-Фараби, не следует с необходимостью истинность отрицательного суждения. «Что касается утвердительных и отрицательных суждений, сходных с этими противоречащими суждениями, то они разделяют истину и ложь, независимо от того, существуют их подлежащие или нет» 76.

В специальной книге, посвященной силлогизму как связи суждений, особо выделяется диалектическое единство частного и общего тождества и различия, субъекта и предиката, истинного и ложного, утвердительного и отрицательного. Обобщая, можно сказать, что аль-Фараби считает единство противоположностей объективной основой мыслительной деятельности человека. Только диалектика есть именно то, пишет он в трактате «Диалектика», что дает знание о существовании двух противоположностей в каждой вещи, суждении, явлении и т. д. Ученый уделяет большое внимание развитию теории условного силлогизма, выявлению истины через противоречие, о которых почти ничего не сказано у Аристотеля. «Если же

76    Аль-Фараби. Логические трактаты, с. 214, 220, 223, 229.

одна из двух посылок явно истинна, — пишет аль-Фараби, — а другая — сомнительна, так что неизвестно, истинна она или ложна, а вывод явно ложный, то такой силлогизм называется силлогизмом [через] противоречие»77 и используется для разъяснения истинности сомнительной посылки.

Согласно аль-Фараби, человек принимает правильное решение только благодаря рассудительности. Рассудительность простые люди называют умом, а если человеку свойственна эта сила, то его называют умным. Умными называют и сообразительных людей. Сообразительность — это способность находить правильные диалектические посылки в том, в чем обычно мнения расходятся.

Как обнаружить истинность того или иного положения? Как достигается хорошее здравомыслие? Эти вопросы, счита- тает ученый, решаются путем выявления логических противоречий, заключенных в самом мыслительном процессе. Разум человека во многих случаях впадает в заблуждение не умышленно, а «сам того не сознавая». Следовательно, надо ставить человека в такое положение, чтобы он, сталкиваясь с противоречием в суждениях, мог правильно разрешить их, т. е.

следует воспитывать в нем сообразительность, способность отличать прекрасное от безобразного, добро от зла и т. д.

В логическом учении аль-Фараби проявляется также диалектика анализа и синтеза. По его мнению, перенос суждения «от очевидного к сокровенному производится двумя путями: 1) методом синтеза и 2) методом анализа. [Метод] анализа применяется, когда очевидное берется как основная отправная точка» 78. Но предметы должны изучаться путем синтеза, т. е. мысленного соединения его составных элементов, на которые они расчленены в результате анализа. Примечательно то, что аль-Фараби эти способы познания рассматривал в единстве, считал их мысленным отображением закономерностей бытия. Диалектика этих методов переходит в диалектику индукции и дедукции, которые рассматриваются в рассуждениях ученого во взаимной связи.

«Диалектические средства» аль-Фараби разделяет на два класса: силлогизм и индукцию. В трактате «Диалектика» подчеркивается, что «индукция более всего используется в диалектике», во-первых, в качестве индуктивного силлогизма, во- вторых, как метод движения мысли от ча-

стного (частностей) к общему. Индуктивное восхождение от единичных явлений к более общему совершается при помощи анализа, а дедуктивное нисхождение от общего к частному — при помощи синтеза. По мнению ученого, индукция — это необходимый момент мыслительной деятельности человека, которая приближает нас к общему. Когда мы исследуем единичные вещи для выведения общего суждения, считает аль-Фараби, то это и есть индукция. Вывод индукции — это утверждение или отрицание на основе единичного данного общего положения. «Индукция — это исследование единичных вещей, каждой в отдельности, входящих в нечто общее, для подтверждения истины того суждения, которое выносится по этому поводу посредством утверждения или отрицания»79. Средством доказательства может быть не только полная индукция, но и неполная. Хотя аль-Фараби считает, что индукция более совершенна, но он не исключает дедукцию. Найденное индукцией нечто общее подтверждается дедукцией, т. е. в научном познании они взаимосвязаны.

Согласно аль-Фараби, индукция может быть также диалектической и научной. Диалектическая индукция исследуется

79 Аль-Фараби. Логические трактаты, с. 296. 7—120

для подтверждения посылок и установления ее общепринятое™ или ее истинности. Научная индукция применяется для разъяснения значения только общего суждения, а не для его подтверждения, не для того, чтобы вызвать доверие к его истинности при установлении истинности посылки.

Известно, возвышение теории, присущее античной философии греков, сказывается на ее методологических установках: в научном познании действительности на первый план выступает созерцание и наблюдение. Эксперимент почти отсутствует. Это отразилось на создании логических теорий, в которых мало места уделяется индуктивным умозаключениям. Неравномерное соотношение теории и практики у Аристотеля проявляется в отрешенности знания от практических целей. Мы считаем, писал он, «владеющих каким-то искусством (научным знанием. — М. Б.) более мудрыми, чем имеющих опыт» 80. Вышесказанное позволяет сравнить взгляды Аристотеля и аль-Фараби на эти вопросы.

При всем уважении к наследию великих предшественников Абу Наср не преклоняется слепо перед их авторитетом, когда их концепции не соответствуют

80 Аристотель. Соч. М., 1976, т. 1, с. 66.

данным науки. Эпохе, в которой жил аль-Фараби, характерно развитие торговли и ремесел, на смену безынициативному рабскому труду приходит труд свободных горожан, роль практики возрастает. В его научном наследии постоянно подчеркивается взаимосвязь знаний и опыта, а в его логической системе м'етод индукции получает широкую разработку. Подразделяя разумную силу на практическую и теоретическую, он на первое место ставит практическую деятельность. Для того чтобы глубоко изучить какое- либо искусство, например музыку, считает он, необходимо пользоваться научными методами анализа и синтеза, индукции и дедукции. «Когда первые (исходные) принципы какой-либо вещи, то есть ее исходные элементы, скрыты, — пишет он, — то для того, чтобы их раскрыть, мы пользуемся методом индукции. Затем, как только эти принципы будут нами определены, мы сделаем из них ряд выводов, то есть выведем из них следствия, путем дедукции» 81.

Материалистические идеи аль-Фараби проявились и в понимании им взаимоотношений возможности и действительности, необходимости и случайности, причи-

ны и следствия и т. п. При раскрытии взаимоотношений этих категорий проявляется творческий характер его мышления. «Когда существует нечто, всегда существует и то, что следует из него, и ни одного мгновения оно не бывает без него... Вообще любая причина предшествует тому, что существует благодаря ей. При этом может оказаться, что причина и во времени будет предшествовать тому, что существует благодаря ей» 82. Случайное противоположно необходимости, говорит аль-Фараби, но необходимость не исключает случайности, и наоборот, одно следует с необходимостью из другого, когда оно существует благодаря существованию другого. Во всех случаях, утверждает мыслитель, решение самых сложных проблем зависит от умения человека правильно применять достоверные, т. е. диалектические, посылки.

Следовательно, аль-Фараби при исследовании форм мышления сосредоточивает внимание на диалектических моментах взаимосвязи и взаимозависимости философских категорий, разъясняет и развивает логическую систему, открывая тем самым перспективы ее дальнейшего со

82    Аль-Фараби. Логические трактаты, с. 235, 242—243.

вершенствования и приведения в соответствие с научными знаниями.

Таким образом, если Аристотель первым в мире ясно осознал преемственную связь в мыслительной деятельности между поколениями ученых и заложил фундамент систематического рассмотрения различных отраслей знания, то вторым был аль-Фараби. Он первым в истории философии и логики по достоинству оценил учение Стагирита. Мы выше показали, что аль-Фараби вслед за Аристотелем сознательно сделал попытку выявления развития внутренней логики историко-философского процесса и начал рассматривать проблему научного мышления как способа философского, логического и вообще творческого исследования.

Недооценка наследия аль-Фараби, во- первых, видимо, результат некритического восприятия отрицательного мнения Гегеля и других буржуазных ученых Запада о восточной культуре и, в частности, о восточном перипатетизме; во-вторых, просто незнание оригинальных трудов аль-Фараби и других прогрессивных мыслителей Востока. Хотя Гегель считал, что восточная философия малоинтересная, что она «в основном и главном совпадает со схоластической философией», но, имея в виду труды аль-Фараби и других

представителей восточного перипатетизма, он был вынужден сказать, что они «воспринимают и культивируют философию. Нельзя поэтому в истории философии пройти мимо» их учений.83

Единственным критерием оценки философии и логики, социологии и этики аль- Фараби может служить марксистский подход к наследию представителей восточного перипатетизма, прогрессивные идеи которых имели огромное значение в формировании того «перешедшего от арабов... жизнерадостного свободомыслия», которое, как указывал Ф. Энгельс, подготовило материализм XVIII в.84

Многогранное учение аль-Фараби стояло на уровне развития научной мысли своего времени; несмотря на гонение, запрещение и искажение, оно, несомненно, оказало положительное влияние на все последующее развитие научной мысли. Поэтому критическое освоение богатого наследия мыслителя Востока может служить для обогащения наших знаний и в современную эпоху.

Ныне во многих государствах мира, в особенности в нашей стране, идет большая работа по переводу, изданию много

83    Гегель. Соч., т. 9. М.; Л., 1935, с. 99, 101, 105.

84       Маркс КЭнгельс Ф. Соч., т. 20, с. 346.

численных трактатов и критическому освоению многогранного наследия аль- Фараби. В исследованиях советских ученых научное наследие выдающегося мыслителя Востока очищается от всевозможных тенденциозных наслоений, восстанавливаются его подлинные идеи.

* * *

С 1966 г. в Казахстане началось всестороннее изучение наследия аль-Фараби. В предлагаемом читателям издании перевод трактатов «Философия Платона и ее части. Расположение этих частей от начала до конца», «Сущность «Законов» Платона», «О целях Аристотеля в «Метафизике», «Философия Аристотеля», «О трактате великого Зенона по высшей науке» осуществлен К. X. Таджиковой с арабских текстов. Перевод трактата «Диалектика» сделан по фотокопии из Братиславской арабской рукописи Н. Караевым, он же является автором примечаний к нему.

В необходимых случаях к отдельным положениям сочинений мыслителя Востока даны пояснения, очень подробные к трактату «Диалектика». Безусловно, можно было бы количество примечаний к переводу трудов аль-Фараби увеличить

во много раз. Однако мы сознательно избегали делать это| так как обилие примечаний, комментариев, неизбежно отвлекает внимание читателя от самого текста.